ХАМЕЛЕОН РАФ СИМОНС

Каков настоящий вклад дизайнера в индустрию моды
Художник и исследователь, выстраивающий свой путь буквально наощупь, руководствуясь своим врожденным культурным геном, своим стремлением к познанию прекрасного, Раф стал главным homo sensitive нашего времени. Его юные годы протекали вдалеке от каких-либо центров культуры и искусства и, тем более, от модного мира. Он будто вышел из границ другого измерения, ничего не ведавший о том, как устроен мир моды.
Всё было внутри, на уровне ощущений. Влечение к искусству никогда не оставляло Рафа. Маленький бельгийский городок Неерпельт, в котором он родился, привил ему любовь к музыке - она долгие годы являлась вдохновением не одной его коллекции. Самым важным и окончательным толчком в модную индустрию, как к главному поприщу для самовыражения, стал Белый показ Мартина Маржелы 19 октября 1989 года, на который Раф Симонс попал по приглашению своего друга, бельгийского дизайнера Вальтера ван Бейрендонка. Увидев, что мода может быть другой, что это свободный мир, который всегда можно и нужно менять, он моментально уловил, что именно – мужскую моду. Она была представлена скучно и однообразно, а в сознании потребителя требовался переворот. Раф видел моду настолько не буквально, что поймать его настроение на этапе становления как дизайнера удалось лишь узкому кругу людей. Его мужская линия Raf Simons была запушена в 1995 году совершенно спонтанно, как считает сам Раф. В надежде произвести впечатление на Линду Лоппа (возглавлявшую в то время факультет моды Королевской академии изящных искусств Антверпена), и начать обучение на её курсе, он привез на просмотр несколько отшитых рубашек без рукавов и узких черных костюмов. Линда, в свою очередь, не приняла его в академию, а направила к знакомому агенту в Милан. Так все и закрутилось - агент за несколько дней продал всю коллекцию, а про дизайнера узнали, и в первый же сезон с ним связались Barneys. Решив объединить творчество New Order, Manic Street Preachers, Joy Division, Kraftwerk и мужскую моду, Раф начал своё первое исследование: какое же влияние оказывает уличное бунтарство молодежи и субкультуры в целом на мужскую идентичность? Он первый вывел из строя систему, в которой костюм тройка - это святая святых гардероба любого мужчины. Его костюмы обрели узкий облегающий силуэт, смелое оголение рук и плеч, а коллекции были наполнены духом улиц и отражали стиль жизни подростков поколения Cool Britannia – и всё потому, что он по-настоящему сопреживает страданиям общества и новым модным явлениям. Раф совершил революцию в мире мужской моды, сбросив с неё оковы, которых уже давно лишилась женская. Гардероб мужчин пополнился вещами, не вписывающимися в рамки традиционных представлений о правильном или неправильном дресс-коде, и таким образом, свобода мужского стиля приблизилась к свободе женского.

Raf Simons | AW 1996-97 | We only come out at night
Слева - Raf Simons | SS 1999 | Kinetic Youth
Справа - Raf Simons | AW 1998-99 | Radioactivity
Источники вдохновения двух коллекций - клипы Kraftwerk и Pink Floyd
Raf Simons | SS 2008
Второй модной лабораторией Рафа Симонса становится немецкий бренд Jil Sander. Выкупив акции бренда с целью его воскрешения, Prada Group своим свежим взглядом на минимализм в 2005 году смело доверяется малоизвестному бельгийцу, имеющему личную марку одежды для большей части аудитории модного мира имеющей статус мистической. Раф занимает должность креативного директора не только мужской, но и женской линии, что становится для него экспериментом и испытанием себя. Щегольской мир, в который попадает дизайнер, не меняет его внутренний – наоборот, Раф наполняет модный дом - своим, и главное, что парадоксально, Jil Sander не становится мистическим брендом.
Кто же такой Раф Симонс? Не кто иной, как хамелеон, и это становится очевидным с его первых работ в новом месте. Он привносит в крайне минималистичный Jil Sander цвет. Дизайнер обожает цвет в натуральном его проявлении, никогда не принимает его в искажённом современной техникой виде. Цвет должен быть природным, и только тогда его можно брать за основу коллекции. Раф отбирает оттенки настолько педантично, что в бурном общественном принятии его как нового феномена нет сомнений.Теперь это относится в полной мере и к женской моде. Он создаёт коллекции не как дизайнер, а как художник: в его шедеврах ткань играет на телах женщин, подчеркивая чистые силуэты в своей манере, без излишеств и всего искусственного – только чистая, природная красота. Давние почитательницы бренда были буквально заворожены свежим подходом Рафа Симонса к философии бренда. Именно благодаря новому курсу Jil Sander привлек новую, интеллектуальную аудиторию. Как оказалось, это было на руку не только руководству дома, но и укрепило веру Рафа в то, что он на своём, на верном пути - и что он актуален и удивителен для большинства поистине чувствующих моду людей.

SPRING 2008 READY-TO-WEAR
Jil Sander
SPRING 2010 READY-TO-WEAR
Jil Sander
Останавливаться нельзя – это главная заповедь Рафа Симонса, с которой он идёт всё выше по карьерной лестнице, а то самое выше–Dior. В 2011 году владелец бренда, председатель LVMH Бернард Арно, принимает решение об увольнении Джона Гальяно. Почему? Не будем вдаваться в детали, очевидна лишь необходимость такого решения.
В апреле 2012 года Раф Симонс был назначен креативным директором женской линии Dior.

Он принимает вызов не без сомнений. Интеллектуальный минимализм и кутюр как понятия стоят на разных берегах, между которыми - пропасть. Дизайнер выбирает абсолютно верную стратегию обновления Dior, которая заставила всех именитых гостей на показе его первой коллекции аплодировать стоя. Он убирает Гальяновский кринолин и стирает дух авангардизма модного дома, хотя когда-то именно эта смелость и позволила Джону Гальяно возродить Dior и привлечь молодого потребителя. Но Раф применяет своё главное и неоспоримое оружие - острое ощущение времени, убирая всё лишние и нарочитое из Dior, делая свежим и актуальным образ женщины Dior.

Модный дом нуждался в модернистском, абстрактном взгляде, который мог привнести только Раф Симонс. Его конкурентами были сильнейшие дизайнеры: Том Форд, Николя Жескьер, Рикардо Тиши и Эди Слиман. В их дизайнерской и стилистической гениальности нет сомнений, но Бернард Арно и президент Dior Сидней Толедано искали художника. Раф в первой же коллекции выдает то, чего все хотели, но никак не ожидали: он оставляет знаменитые и увековеченные силуэты самого Кристиана Диора, (несмотря на то, что главным маэстро XX века для Рафа был Баленсиага), но уже со своим, новым взглядом XXI столетия, со своей любовью к лаконичности и ярким цветовым вспышкам.
Графические принты и вовсе становятся нововведением для Dior. Для таких модных домов отдавать дань уважения основателям, каждый раз переосмысливая классические для брендов приемы и есть умение лавировать во времени. Для каждого дизайнера важным показателем гениальности является умение почувствовать в модном доме себя и привнести своё личное, сокровенное в его философию.

В этом Раф и превосходен: он гибок, но не сгибаем. Он работает на износ, в немыслимо сжатые сроки, в жёстких рамках, без возможности влиять на рекламные кампании и даже выбор моделей для своих показов - но всегда справляется на ура. Художник и рамки – это абсолютная полярность, Раф остро это чувствовал, оставаясь в Dior. Его сознание требовало творений, а не коммерческой гонки. В конечном итоге, спустя 3 года работы, потолки высокого Dior начали давить. В долгих раздумьях он принимает решение не растрачивать силы, посвятить время собственному бренду Raf Simons и самому себе. Период восстановления сил продлился недолго. Выдающийся дизайнер снова в деле, снова живет на два дома и продолжает исследовать. И что-то подсказывает, что именно сейчас Раф раскроет себя на новом месте так, как он может делать только внутри собственного бренда - играя только по своим правилам, сводящим с ума весь модный мир.

FALL 2012 COUTURE
Christian Dior
Площадка для последнего показа рафа симонса в Dior | SS 16
Почему Calvin Klein? Это бренд про молодых, смелых и сексуальных, про американскую поп-культуру, а любое культурное явление для Рафа - как красная тряпка для быка и повод снова оказаться в лаборатории. Сам Кельвин Кляйн вызывает восхищение Рафа - своей дерзостью, продемонстрированной им в 1999 году. Он разместил постеры с рекламой нижнего белья на площади Times Square, являющейся своеобразным храмом американской поп-культуры. Придя в CK Раф Симонс цитирует основателя. Раф становится властен над всем: во-первых, над всеми линиями бренда, во-вторых, над концепцией каждой из них. Это - свобода, которую он так жаждал. После его первой рекламной компании для CK, где он использует архивные, неопубликованные снимки Марио Сорренти с 18-ти летней Кейт Мосс (нашивая на джинсы шлевку с фотографией Брук Шилз 1981 года), можно говорить о родном и затрагивающем Рафа за живое - духе 90-х. А самое прекрасное, мы снова видим на подиуме историю, которую невозможно повторить. Никто не сделает так же или лучше, потому что это личное, это то, что надо переживать. Коллекция олицетворяет Америку и её политические действия сегодня.
Первая коллекция Рафа для Calvin Klein
CK campaign | SS17
CK campaign | FW18
Calvin Klein by Raf Simons | ss 2018
Calvin Klein by appointment
Хочется провести параллель между ним и Александром Маккуином. Это два творца, два интригующих модный мир человека, которых мало назвать просто дизайнерами. Они оба о волнении, о личном, о личном в социальном. Ни одна их коллекция не является стилизацией. Да, они бесспорно прекрасны конструктивно, но главное – их дух внутреннего беспокойства (светлого, израненного или насущного), который проявляется в каждом элементе: топ или разрез на платье, форма туфель или разность фактур. Но ни в коем случае их нельзя сравнивать напрямую - ведь они о разном, хотя оба новаторы и оба имеют дарованную им свыше силу показать свой внутренний мир, оставаясь при этом глубоко в сердце каждого видевшего их творения. С помощью своего, уникального видения, Раф Симонс наполняет одежду главным – смыслом и контекстом. С его подачи она приобретает оттенок глубоких личных размышлений, тревоги за социальное и культурное - будь то искусство, музыка, кино или новорожденная уличная субкультура.



Семён Уткин, Кристина Милованова
Photo by http://in-the-name-of-raf.tumblr.com
Mario Sorrenti
Willy Vanderperre

Made on
Tilda