Культура постмодерна

Конец истории?

Мария Шрамова
Современная культура постоянно создаёт новые явления, в которых подчас трудно ориентироваться. Однако все они определённо остаются вписанными в культурный контекст постмодерна. Здесь мы попытаемся рассказать об основных понятиях - «маяках», которые дадут общее представление о «карте» современной культуры.
Постмодернизм как термин упоминается ещё у Арнольда Тойнби в «Постижении истории», где он применяет его как символ конца господства западной культуры. Во всеобщее употребление термин вошёл после труда Чарльза Дженкса «Язык архитектуры постмодернизма», где он означал частичный отход от нигилизма и экстремизма авангарда, возврат к традициям (в духе историзма – копирование исторических образцов). Знаменитый теоретик постмодернизма, Умберто Эко, считает, что: «Постмодернизм — это ответ модернизму: раз уж прошлое невозможно уничтожить, ибо его уничтожение ведёт к немоте, его нужно переосмыслить, иронично, без наивности». Жан Франсуа Лиотар в своем труде «Состояние постмодерна» определил его как «кризис метанарративов, то есть фундаментальных принципов модерна: прогресса, познаваемости, абсолютной свободы. Постмодернизм буквально вписан в модерн, современность, но, по мысли Лиотара, «явление всегда должно опережать события, быть постсовременным, чтобы считаться современным».
Раз уж прошлое невозможно уничтожить, ибо его уничтожение ведёт к немоте, его нужно переосмыслить, иронично, без наивности
С освобождением колониальных государств после Второй мировой войны, принятием декларации ООН о международном гуманитарном сотрудничестве, государства «третьего мира» начали входить в ось мировой культуры. Эти новые реалии порождали перемены в обществе. Но традиционно, постмодернизм открывает 1968 год – время студенческих и сексуальных революций.

В мае 1968 года студенты Сорбонны устроили первую забастовку, лозунгами которой стали «Мы не хотим жить в мире, где за уверенность в том, что не помрёшь с голоду, платят риском помереть со скуки», «Ты нужен шефу, а он тебе нет», «В обществе, отменившем все авантюры, единственная авантюра — отменить общество!», «Пролетарии всех стран, развлекайтесь!».

В обществе, отменившем все авантюры, единственная авантюра — отменить общество!
К студенческим выступлениям присоединились борцы за сексуальную свободу: феминистки, представители сексуальных меньшинств. А в 1969 году прошел первый рок-фестиваль «Вудсток», «Три дня мира и музыки» («three days of peace and music»), куда съехались тысячи молодых людей. Вступая в случайные сексуальные связи и принимая легкие наркотики, они провозглашали уход от реальности в мир «бесконечных возможностей».

Революцию поддержали многие деятели искусства: например, Микеланджело Антониони начинает съёмки фильма «Забриски-Пойт» уже в августе 1968 года, а в ноябре фильм выходит в прокат. Бернардо Бертолуччи в 1970 выпускает фильм «Конформист», а в 1978 году выходит знаменитая «Репетиция оркестра» Федерико Феллини. Провозглашенным «вождём» студентов Сорбонны становится преподаватель кафедры философии Жан Бодрийяр, сам, однако, не поддержавший выступления. Отчасти, влияние работы Бодрийяра «Общество потребления» сыграло роль «триггера» общественных масс. Социально - философский труд разоблачал клириков и конформистов, всеобщий послевоенный консьюмеризм (потребительство) в условиях стабильного экономического роста. «Недостаток» сменился «избытком», что подогревало «новых левых» вновь заговорить об «обществе всеобщего равенства». 1968 год изменил облик мировой культуры навсегда: молодой человек приобрёл больший социальный и политический вес, во многих странах были отменены законы о запрете однополых отношений, повысился статус женщины в обществе.
Постмодерн приходит ко всеобщему отрицанию: традиций, смыслов, личности. Смерть становится важнейшим понятием постмодерна. Ролан Барт провозглашает «смерть автора»: текст больше не существует как выражение индивидуального, он становится всеобщим над личностным пространством, где возможно бесконечное множество интерпретаций при каждом новом прочтении, и поэтому личностью автора можно пренебречь. Жак Деррида объявляет о «деконструкции» - уничтожении стереотипных смыслов предметов посредством включения их в новый контекст. Деконструкция не равна нигилизму, она изучает скрытые стороны существования произведения («нет ничего вне текста»), не контролируемые автором, разбирая его на составные части, препарируя степень самостоятельности языка по отношению к смыслу. Ги Дебор в памфлете «Общество спектакля» отрицает существование самой реальности Европы и США: «это автономное движение неживого, производство мнимой действительности». Капиталистический строй заменяет быть на иметь, а иметь - на казаться.
Множественность возможных интерпретаций закладывает один из основополагающих принципов постмодерна - серийность, «тиражирование». Один из теоретиков современного искусства Вальтер Беньямин в своём эссе «Искусство в эпоху его технической воспроизводимости» пишет о том, что с возникновением фотографии искусство теряет «ауру» (сакральность). Беспредельное копирование ведёт к преодолению уникальности произведения искусства, принятию его репродукции. Кино и вовсе меняет ракурс: монтаж позволяет создать идеальный дубль, что нивелирует «ауру» актерской игры – «сегодня каждый вправе стать киноактером». Теперь глаз зрителя направлен движением камеры, что создает подмену восприятия. Известный искусствовед и критик кино Дюмель писал: «Я больше не могу думать о том, о чем хочу. Место моих мыслей занимают движущиеся образы».
Коллаж как метод был изобретён ещё в модернистском искусстве, однако именно в постмодернизме его значение увеличивается во сто крат. Реклама, по сути, создает «коллаж» образов массовой культуры, недаром самые именитые художники поп-арта (Энди Уорхол, Рой Лихтенштейн) начинали именно в рекламе.
Джозеф Кошут "Один и 3 стула"
В эссе «Искусство после философии» Джозеф Кошут пишет о том, что «предметность потеряла смысл». Это заявление звучит в унисон с ведущими теоретиками постмодерна. Нападки на предметное искусство начал ещё модернизм, авангард начала XX века: беспредметное искусство, супрематическая живопись, наконец, абстракция. Именно из авангардистских течений рождается концептуализм. По мысли Кошута предмет уже не имеет решающего значения, смысл имеет лишь идея, «концепт», который вкладывает художник в своё произведение - «сила идеи, а не материала».Кошут выставляет свою работу «Один и 3 стула», которая представляет собой стул, фотографию стула и определение слова «стул». Произведение содержит в себе контекст собственной репрезентации (статья – текстовый контекст, фотография – изображающий). Концептуализм работает с «нарративами», то есть смыслами, вкладываемыми в определённое понятие; он пытается раскрыть то, что человек обычно «подразумевает», но не высказывает. Так появляется работа Христо «Железный занавес» (1962) – баррикада из бочек, поставленная на одной из узких улочек Парижа, создавшая большую пробку. Единственное основание для превращения обыденного предмета в произведение искусства - смысл, вложенный в него художником: Мандзони в проекте «Основание мира» объявляет своим произведением (ни много ни мало) земной шар, а Браун все обувные магазины – своими выставками. Раушенберг в работе «Стёртый рисунок Де Куна» ставит вопросы о самой природе искусства, Ив Кляйн выставляет пустой лист под названием «Невидимая живопись». Постмодернизм абсолютизирует фигуру Художника, который становится в некотором роде «пророком» современности.

Сегодня некоторые учёные говорят о преодолении постмодернизма, некоем «пост - постмодернизме» или «метамодернизме», который ещё теоретически не осмыслен, однако уже вовсю проявляется в современной культуре. А значит, нам с вами предоставляется уникальная возможность стать очевидцами рождения и становления абсолютно новой эстетики, нового Смысла- заглянуть за тот самый «край реальности», о котором говорили все без исключения постмодернисты и на собственной шкуре познать, что значит «свободное плавание во времени».

Cover photo by Chris Barbalis
Made on
Tilda