Куда уходит Джейкобс

Работать в модной индустрии - это всегда ходить по лезвию ножа, причем босиком, с утяжелителями в виде PR, маркетинга и других радостей жизни
Мы так любим ассоциировать моду с сущим адом, постоянно говорим «она пережует и не подавится», «выплюнет тебя» и другие менее высокопарные фразы. И говоря это, мы абсолютно правы. Возможно, мы даже чего-то не договариваем. Если ты модель и тебе 24, то тебе пора на пенсию, если ты дизайнер и ты не сумел подстроится под запрос завтрашнего покупателя, то тебя прижмут антисемитским скандалом и попрут вон из дома, плюя на твой нервный срыв, еще и заграбастав себе в придачу твое имя.

Если ты редактор, и не являешься IT-персоной и главной стильной бабой на районе, то тебя выбросят, как использованный материал, оставив шанс работать на Первом канале в передаче про безвкусных провинциалов. Или наоборот, ты настолько крут, что тебе сносит башню и ты размещаешь 14-летнюю девочку в сексопильных образах взрослой женщины, плюя на социум и слова «ПРОПАГАНДА ПЕДОФИЛИИ», ведь тогда тебя тоже попросят забрать свой фикус и голубую губку Ива Кляйна из кабинета. Работать в модной индустрии - это всегда ходить по лезвию ножа, причем босиком, с утяжелителями в виде PR, маркетинга и других радостей жизни, которые обычно чужды творческим порывистым душам, так желающим попасть в мир High fashion и добится в нем успеха.

За каждой такой творческой душой стоит свой Пьер Берже. И яркий тому пример Гуарам Гвасалия. Давайте подумаем, кто же следующий, кого вслед за Бухра Жерар, Рикардо Тиши и Фридой Джанини попрут на ковер? Можно сделать проще, и просто взглянуть на финансовые показатели модных домов, но нам же эти вещи чужды, поэтому давайте об эфемерном и красивом. Совсем недавно во всех главных домах произошли перестановки. Мария Грация Кьюри со своим поп-феминизмом и шифоном из Valentino радует глаз совсем недалеких потребительниц Dior; Демна Гвасиля чарует постсоветчиной, подкрепляя к себе интерес через Vetements; Энтони Вакарелло - вообще главный хайп-man: все обложки сентября увенчаны Saint Laurent; Алессандро Микеле скоро порвет от мысли, что «НАДО БАЩЕ» как в том анекдоте «У НАС ВСЕ-ВСЕ СВЕЖЕЕ».

Но уже даже среди полубогов мы можем заметить кризис идей. Ярче всего он выражен у Алессандро Микеле с его пародией на пародию в GUCCI. Слова о том, что хавать его эклектику с ведрами винтажа, футуризма и викторианской эпохой уже невозможно, звучат давно. Просто люди пока еще этого не поняли. В журналах об этом не скажут, а раз Джаред Лето носит, то и мы за ним, может будем так же выглядеть в 45 лет. Поэтому многие журналисты (втихоря разумеется), теоретики и fashion-критики дают Алессандро Микеле от силы 3 года. Когда бум на гротеск и плиссированные юбки пройдет - а он пройдет быстрее, чем бум на минимализм по очевидным причинам - Алессандро Микеле пойдет курить вместе с Фридой Джанини.
А ведь пойдет 100%.
Ведь если про Фриду говорили, что она не гибкий дизайнер, живущий по шаблонам Тома Форда, то Микелле и подавно. Думаю, он и сам это знает. Тенденция постоянных смен креативных директоров спадет, когда миллениалы подрастут и укоренятся в стилистических предпочтениях, а поколение Z еще будет не способно диктовать правила и тренды из-за неспособности зарабатывать. И тогда, возможно, к нам вернутся великие - те, что сейчас развлекаются сами с собой и отдыхают от вечной диктатуры маркетинга.

Семён Уткин
Made on
Tilda